Перевести страницу

Житие Святого Иконописца Даниила Черного

Страшный Суд

Житие Святого иконописца Даниила (Черного) (до 1360 — около 1428—1430)


Дни памяти: 13 июня святых, в Андрониковом мон-ре подвизавшихся; 6 июля - в Соборе Радонежских святых; воскресенье перед 26 авг.- в Соборе Московских святых

Сведения о жизни и творчестве Д. содержатся в тех же источниках, что и о прп. Андрее, но их гораздо меньше.

Наиболее важные свидетельства находятся под 1408 г. в Троицкой летописи, составленной не ранее нач. 20-х гг. XV в., и в Духовной грамоте 1507 г. прп. Иосифа Волоцкого (слово 10 «Отвещание любозазорным и сказание вкратце о святых отцах, бывших в монастырях, иже в Рустей земле сущих»). Ценные, но неск. противоречивые сведения содержатся в Пространной редакции Жития прп. Никона Радонежского, созданной Пахомием Логофетом (Сербом) в 1440-1443 (?) гг., и в его Краткой редакции того же Жития 1443-1445 гг. Сведения из этой редакции повторяются в гл. «О проявлении мощей святого» Жития прп. Сергия Радонежского в редакциях Д (50-е гг. XV в.) и Е (ок. 1525).

Иконописец также упоминается в Месяцеслове Троице-Сергиева мон-ря, составленном ок. сер. 50-х гг. XVII в. Симоном (Азарьиным) (РГБ. МДА/1. № 201. Л. 332 об.- 333), в «Сказании о святых иконописцах» кон. XVII - нач. XVIII в. (ок. 1715?) и в «Книге, глаголемой описание о

российских святых» кон. XVII - нач. XVIII в. Сведения о месте погребения Д. и прп. Андрея в Андрониковом в честь Нерукотворного образа Спасителя муж. мон-ре «под старою колокольнею» содержатся в составе статьи о прп. Андронике Московском «Алфавита русских святых» старообрядческого мон. Ионы Керженского 1807-1811 гг. (ЯМЗ. Инв. № 15544. Л. 256 об.).

 

В реконструкции биографии Д. необходимо учитывать и те источники о жизни и творчестве прп. Андрея, в к-рых имя Д. отсутствует. Это сообщение Троицкой летописи о росписи в 1405 г. Благовещенской ц. в Московском Кремле и сведения о росписи прп. Андреем Спасского собора Андроникова мон-ря в гл. «Начало Андроникова монастыря» особой (3-й - по классификации Б. М. Клосса), 1442-1445 (?) гг., Пахомиевской редакции Жития прп. Сергия Радонежского. Сведения последней с некоторыми изменениями повторяются в редакциях Г (ок. 1449) и Е Жития прп. Сергия Радонежского.

В научной лит-ре Д. принято именовать Даниилом Чёрным, однако ни один из источников XV-XVI вв. (т. е. наиболее достоверных) не сообщает прозвища Д. Его нет и в Месяцеслове Троице-Сергиева мон-ря Симона (Азарьина), отличавшегося большой осведомленностью и разборчивостью в источниках. Наименование «Чёрный» впервые встречается в «Сказании о святых иконописцах» и в «Книге, глаголемой описание о российских святых» - произведениях поздних и компилятивных. Круг источников, используемых их авторами, крайне узок - это Жития преподобных Сергия и Никона Радонежских и Стоглав 1551 г.; им даже неизвестны летописные свидетельства 1405 и 1408 гг. Их ценность заключается в первой письменной фиксации преданий об авторстве прп. Андрея в отношении «Св. Троицы» из Троице-Сергиевой лавры, смерти и погребении живописцев в Андрониковом мон-ре.


В «Сказании о святых иконописцах» все упоминаемые иконописцы помимо имени наделяются составителем к.-л. определениями, эпитетами и прозвищами. Так, Д. стал Чёрным (возможно, трансформация слова «чернец»), а прп. Андрей - Радонежским, но если последнего не связывают с Радонежем, то прозвище Чёрный надолго прикрепилось к имени Д. В случае если исследователи принимают версию «Сказания...», они должны отождествить Д. с Симеоном Чёрным, расписывавшим в 1395 г. вместе с Феофаном Греком ц. Рождества Богородицы в Московском Кремле (Грабарь, В. Д. Кузьмина, Л. В. Бетин и Брюсова). Появление в короткий промежуток времени в одном месте 2 известных живописцев с одинаковым и не очень распространенным (в отличие от Грека) прозвищем представляется сомнительным. В этом случае следовало бы считать, что Симеон - это мирское имя Д. Однако такая идентификация невозможна: если Д. имел прозвище, его сообщил бы составитель Троицкого свода, как он это сделал в отношении прп. Андрея (тем более что под 1395 он упом. Симеона Чёрного).

Если время смерти Д. и прп. Андрея устанавливается с нек-рой определенностью - ок. 1430 г., то даты их рождения сугубо гипотетические. Поскольку Жития преподобных Сергия и Никона, рассказывая о последних работах художников, сообщают, что они имели «почтенные седины» и были «в старости великой» (такой старостью тогда считали 70-80 лет), следов., дату рождения прп. Андрея следует искать ок. 1360 г., а Д.- ок. 1350 г.

Свидетельство Житий подтверждается нек-рыми косвенными данными: к 1405 г. прп. Андрей был признанным мастером в возрасте не менее 30-35 лет (а не 20-25, как полагают нек-рые исследователи), иначе летописец вряд ли добавил бы к монашескому имени художника его прозвище, под к-рым он успел прославиться в Москве и ее окрестностях до пострига; об этом же говорит и подчеркнутое летописцем немосковское происхождение Прохора, означающее, что прп. Андрей к этому времени уже долго жил в Москве; одной из причин, почему прп. Никону Радонежскому пришлось уговаривать иконописцев расписать Троицкий собор в Троице-Сергиевом мон-ре, мог быть, вероятно, их преклонный возраст; на это же указывает сообщение в Житиях о наличии тогда у Д. и прп. Андрея помощников; о том же свидетельствуют погрешности в рисунке нек-рых икон Троицкого иконостаса, к-рые могут быть объяснены старостью и слабеющей рукой мастеров (наблюдения Грабаря, Дёминой, Лебедевой, Лазарева и др.),- возможно, в силу этого Д. не смог участвовать в росписи Спасского собора Андроникова мон-ря, ставшей единоличной и последней работой прп. Андрея.

Страница из евангелия

Ничего не известно ни о месте рождения Д., ни о его родителях, неизвестно также его имя до пострига. Вряд ли он был греком или выходцем с Балкан: источники сохранили бы соответствующее прозвище - Грек, Сербин, Чёрный. Опираясь на его мифическое прозвище Чёрный, нек-рые специалисты придерживались гипотезы о южнослав. происхождении Д. (Чураков, Бетин, Брюсова). С кон. XIV в. жизнь и деятельность Д. были связаны с Московской Русью, что, впрочем, не исключает версии о его немосковском происхождении.

Нет сведений о периоде обучения Д. мастерству живописи, о начале и 1-й половине его творческого пути. Техническое совершенство связываемых с Д. произведений позволяет предположить, что он обучался у первоклассного визант. мастера (возможно, за пределами Руси)

Неизвестно также, когда Д. встретился с прп. Андреем, став для последнего не только учителем в художественном мастерстве, но и духовным единомышленником и другом. Нек-рые авторы отвергают свидетельство прп. Иосифа Волоцкого об учительстве Д., полагая, что в нем идет речь о монашеском наставничестве (Плугин. 1974. С. 27-28). Но сомневаться в словах прп. Иосифа нет оснований, т. к. в его Духовную Д. и прп. Андрей попали благодаря не только их высокой праведности, но и художественному таланту. Сообщение прп. Иосифа Волоцкого подтверждается и текстом особой редакции Жития прп. Сергия Радонежского. Д. был старше прп. Андрея, но вряд ли эта разница превышала 5-10 лет.

Поскольку из анализа летописного сообщения 1405 г. следует, что прп. Андрей принял монашеский постриг незадолго до этого времени (условно ок. 1400), т. е. стал монахом уже в зрелом возрасте, можно предположить то же и в отношении Д. Художники, видимо, приняли постриг в находившемся в митрополичьей юрисдикции Андрониковом мон-ре (основан, вероятно, в 1358-1359): прп. Иосиф Волоцкий писал, что художники были монахами Андроникова мон-ря. Известно также, что к концу жизни художники были старцами Андроникова мон-ря, там они скончались и были погребены. Неверна гипотеза о начале монашеского пути художников в Троице-Сергиевом мон-ре, тем более что принятый в кон. XIV - нач. XV в. в центральных общежительных мон-рях Студийский устав запрещал переходы из одного мон-ря в др.

Летописная статья 1405 г. также позволяет предположить, что уже современники выделяли из этого творческого союза прп. Андрея. Выстроенная в кон. XIV в. Благовещенская ц. была маленьким бесстолпным храмом, для росписи к-рого не было нужды приглашать 3 находившихся в полном расцвете творческих сил мастеров (Феофан Грек, Прохор с Городца,

прп. Андрей), но заказ вел. князя, очевидно, являлся почетной работой, для выполнения к-рой были избраны лучшие на тот момент художники Московской Руси. Об этом же, по-видимому, свидетельствует и содержание гл. «Начало Андроникова монастыря» неск. редакций Жития прп. Сергия Радонежского, где имя Д. не упоминается. Ближайшие потомки художников отдали явное предпочтение прп. Андрею; его имя неоднократно встречается в документах XVI-XVII вв., а имя Д. забыто. Все связываемые с живописцами произведения были приписаны прп. Андрею.

Нек-рые исследователи считают, что в кон. XIV в. Д. и прп. Андрей работали на дворе удельного кн. Звенигородского и Галичского Георгия (Юрия) Димитриевича в подмосковном Звенигороде, где украсили росписями и иконами недавно построенный (вероятно, в 1394-1396) Успенский собор на Городке. От росписи уцелели части 5 фигур праотцов и пророков в куполе, незначительные остатки композиций с 2 евангелистами в подкупольной зоне, руинированные и затонированные фрагменты 4 композиций цикла св. Иоанна Предтечи, 4 медальона с изображениями мучеников и верхней части фигуры святителя в жертвеннике, остатки правой части большой композиции «Успение Богородицы» на сев. стене храма, композиции на зап. гранях вост. подкупольных столпов и др. малозначимые фрагменты. На момент раскрытия в 1918 г. наилучшей сохранностью отличалась роспись на вост. подкупольных столпах - «Мч. Флор», триумфальный Крест на Голгофе, «Явление ангела прп. Пахомию Великому» на сев.-вост. столпе и «Мч. Лавр», триумфальный Крест на Голгофе, «Беседа прп. Варлаама с прп. царевичем Иоасафом» на юго-вост. столпе (о них ныне можно судить лишь по фотографиям 1918).


Очень плохая сохранность росписи затрудняет ее атрибуцию. Так, Грабарь связывал с Д. нижние композиции столпов, а с прп. Андреем - изображения мучеников Флора и Лавра. Чураков приписывал роспись юго-вост. столпа Д., а сев.-вост.- прп. Андрею. Противоположное мнение высказывала Брюсова. Нек-рые специалисты (М. В. Алпатов, Лазарев, Плугин, Г. В. Попов, Е. Я. Осташенко) не считают возможным говорить об участии Д. в этой работе. По мнению автора настоящей статьи, с Д. может быть связана роспись сев.-вост. столпа («Мч. Флор», триумфальный Крест на Голгофе, «Явление ангела прп. Пахомию Великому») и часть росписи купола собора.

Одновременно со стенописью собора был создан полуфигурный Деисус, состоявший из 9 икон, к-рый получил название Звенигородский чин. Фрагментарно сохранившиеся иконы Спасителя, арх. Михаила и ап. Павла (ГТГ) почти всеми исследователями признаются творениями прп. Андрея. Чураков приписывал авторство икон Спасителя и арх. Михаила Д., тогда как В. И. Антонова и Брюсова считали его автором образа ап. Павла. Хотя участие мастера в создании этих произведений весьма вероятно, тем не менее даже незначительная разница в письме, с одной стороны, иконы ап. Павла ис др.- икон Спасителя и арх. Михаила не дает возможности говорить об авторстве Д. с определенностью.

Ок. 1400 г. Д. мог участвовать в украшении миниатюрами Евангелия Хитрово (РГБ. Ф. 304/III. № 3/8657), созданного, вероятно, для одного из кремлевских соборов. Большинство специалистов приписывают все или основную часть миниатюр рукописи прп. Андрею (Г. И. Вздорнов склонялся в пользу авторства Д.). Миниатюры Евангелия созданы, возможно, 2 художниками, т. к. заметно незначительное различие в манере письма, гл. обр. в личном (один из художников оставлял не закрытыми красочными лессировками нек-рые участки санкиря).

Это позволяет условно разделить миниатюры на 2 группы: в одну входят «Евангелист Иоанн Богослов с Прохором» и «Евангелист Матфей», в др.- «Ангел», «Евангелист Лука», «Орел», «Лев» и предположительно «Евангелист Марк» и «Телец». На наш взгляд, с творчеством Д. можно связать миниатюры 1-й группы (по мнению Попова, ему принадлежит выполнение 2-й).

Святые иконники

Под 1408 г. Троицкая летопись сообщает: «Того же лета мая в 25 начали расписывать каменную великую соборную церковь Богородицы во Владимире по повелению великого князя, а мастерами были Данило иконник да Андрей Рублев» (Приселков. С. 466). Здесь Д., имя к-рого летописец поставил на 1-е место, упоминается впервые вместе со своим «сопостником» прп. Андреем. Очевидно, Д. был старшим по возрасту и опыту и, вероятно, руководил небольшой художественной артелью (вряд ли 2 мастера могли справиться с большим объемом подготовительных работ). Употребленное летописцем определение «иконник» следует понимать не как специализацию Д. на написании икон, а как «живописец», «создатель живописных образов» (ср. с аналогичным именованием Феофана Грека в летописных статьях 1395, 1399 и 1405 гг.).

Роспись 1408 г.- единственный, документально подтвержденный и точно датированный памятник в творческом наследии художников. Несомненно, замысел росписи в целом, ее иконографическая программа в равной мере принадлежат как Д., так и прп. Андрею (к-рые не согласовывали ее с Ростовским архиеп. Григорием (ср.: Плугин. 2001. С. 60-61) или Суздальским еп. Митрофаном). Возможно, над росписью огромного Успенского собора художники работали не один, а 2 сезона (летопись говорит только о начале работ). В любом

случае их уже не было во Владимире в 1410 г., когда город был захвачен и разграблен татарами царевича Талычи и отрядом Нижегородского и Суздальского вел. кн. Даниила Борисовича.

После 1408 г. в известиях о Д. и прп. Андрее наступил длительный перерыв - до сер. 20-х гг. XV в. Возможно, в 1409 или в 1410 г. прп. Андрей вместе с Д. работал над украшением только что сооруженного деревянного Троицкого храма в Троице-Сергиевом мон-ре. В пользу этого может свидетельствовать возможная датировка «Св. Троицы» этим временем и зафиксированное источниками для 20-х гг. XV в. предположительное знакомство настоятеля обители прп. Никона с работами этих художников, если не с ними самими (в частности, его настойчивость в приглашении именно этих мастеров).

Может быть, вскоре после 1416 г. они выполняли какие-то работы в новом, построенном в 1416 г. Благовещенском соборе Московского Кремля. Нек-рые основания для такого вывода дает сообщение содержащейся в Летописце начала царства 1533-1552 гг. повести о пожаре 1547 г., что в Благовещенском соборе «деисус письма Андрея Рублева, обложенный золотом… сгорел» (ПСРЛ. 1965. Т. 29. С. 51-52). Вероятно, под «деисусом» следует понимать целый иконостас. Можно предположить, что это были «деисус, праздники и пророки», к-рые в 1508 г. вел. кн. Василий Иоаннович повелел «украсить и обложить серебром, золотом и бисером» (ПСРЛ. 1853. Т. 6. С. 247).

Интересные сведения о последних работах Д. и прп. Андрея содержатся в разных редакциях Житий прп. Сергия Радонежского и его ученика прп. Никона Радонежского, составленных Пахомием Логофетом. В Житии прп. Никона рассказано, что, воздвигнув «церковь прекрасную на похвалу своему отцу» прп. Сергию Радонежскому, он украсил ее «многими красотами», но очень печалился, видя ее без стенной живописи, и только через нек-рое время

смог пригласить с этой целью Д. и прп. Андрея, «людей очень известных». Обращение прп. Никона к крупнейшим художникам своего времени могло быть вызвано как его личным знакомством с ними и их творениями, так и подсказано игумену главным донатором храма кн. Звенигородским Георгием Димитриевичем. Житие прп. Сергия говорит, что прп. Никону пришлось «умолять» иконописцев взяться за работу, что свидетельствует о том, что они никогда не были монахами Троицкого монастыря (это подтверждается «Отвещанием любозазорным» прп. Иосифа Волоцкого и святцами Симона (Азарьина), к-рые несомненно отметили бы принадлежность художников к братии Троицкого мон-ря). Среди причин, по к-рым живописцы колебались принять предложение троицкого игумена, называют их преклонный возраст, свирепствовавший в 1425 г. тяжкий и длительный «мор», а также вероятные планы по выполнению др. подобной работы - росписи каменного Спасского собора в их родном Андрониковом мон-ре (к-рый, возможно, уже начал строиться в это время).

Троицкий собор был сооружен, по-видимому, в 1422-1423 гг. (к осени 1425 в нем уже был погребен умерший осенью того года владелец Радонежского удела кн. Андрей Владимирович). Т. о., время работы Д. и прп. Андрея можно определить как 1424-1425 гг. (или ок. 1425). Возможно, художники работали над стенописью собора в течение 2 летних сезонов, что косвенно подтверждается сохранившимся 3-ярусным иконостасом их кисти, над иконами к-рого они могли трудиться, исключая летние месяцы. Определенно работы были завершены до смерти их заказчика прп. Никона 17 нояб. 1427 или 1428 г.

Пахомий Логофет в одной из редакций Жития прп. Сергия 40-х гг. XV в. называет выполненную Д. и его «содругом» прп. Андреем роспись «достойной удивления», к-рая «и до сих пор всеми видится как земное небо» (Клосс. 1998. С. 419). Роспись не сохранилась, т. к. в1635 г. из-за ветхости была сбита и заменена новой. Поскольку мастера XVII в. как в отдельных композициях, так и в расположении сюжетов по стенам и сводам следовали ранней росписи, то первоначальная иконографическая программа может быть в основной части реконструирована (роспись XVII в. сохр. частично, ее состав известен благодаря описи 1777 г. «О росписании Троицкого собора стенным греческим вновь письмом и о возобновлении иконостаса»; в изложении опубл.: Воронцова. 1909). Т. о., росписи Троицкого собора предоставляют уникальную возможность судить о декорации храмов, расписывавшихся Д. и прп. Андреем, какой не дают сохранившиеся фрагменты их стенописей в Звенигороде и Владимире (попытки истолкования этой иконографической программы см.: Чураков. 1971; Брюсова. 1995. С. 99-103; Плугин. 2001. С. 401-422).



Хотя Жития преподобных Сергия и Никона умалчивают о том, писали ли прп. Андрей и Д. иконостас для Троицкого собора, исследователи единодушны в мнении, что по крайней мере им принадлежат замысел, общее руководство созданием живописного ансамбля и иконографические схемы икон. Опираясь на сообщение Жития прп. Никона о том, что в росписи храма мастерам помогали «некие с ними», и на анализ стиля икон, ученые считают, что иконостас был написан большой артелью иконописцев (не менее 15-25 чел.), но текст Жития не дает к.-л. оснований для подобных заключений. Учитывая реалии жизни Москвы 1-й трети XV в., возможности Троицкого мон-ря, противодействие прп. Никону со стороны некоторых из братии в заказе росписи собора «по случаю прискорбной скудости», вряд ли помощников было больше 5-6, скорее меньше. Эти ученики-подмастерья могли выполнять в основном подсобные работы.

Древний иконостас Троицкого собора, состоящий из 3 ярусов (деисусного чина из 15 икон, праздничного - из 19, пророческого - из 6 и царских врат с изображением «Благовещения Богородицы» и 4 евангелистов (СПГИАХМЗ)),- это «поистине прекраснейший иконостас из всех древнерусских памятников» (Алпатов. 1972. С. 126). Он единственный из первых высоких иконостасов нач. XV в. сохранился почти полностью (утрачены лишь живопись иконы Божией Матери «Воплощение» в центре пророческого чина и, вероятно, одна икона из левой половины праздничного ряда) и находится в том же храме (за исключением царских врат), для которого был создан, причем непосредственно после его постройки.

 Троице Сергеева лавра

Художники Андрей Рублев и Даниил Черный именуются богодухновенными в «Книге степенной царского родословия» 60-х гг. XVI в., составленной митр. Московским Афанасием (в статье о росписи Успенского собора во Владимире). В сер. XVII в. в Месяцеслове Симона (Азарьина) иконописцы впервые названы преподобными. Так же они названы и в «Сказании о святых иконописцах» и в «Книге, глаголемой описание о российских святых» кон. XVII - нач. XVIII в., а все написанные ими иконы характеризуются как святые и чудотворные.

Д. прославился теми же добродетелями (постничеством, аскетическим подвигом и иконописанием), что и прп. Андрей, канонизированный РПЦ в 1988 г.

Даниил Черный скончался одновременно с Андреем Рублевым в 1427 г. от «морового поветрия» и погребен рядом с ним в Снасо-Андропиковом монастыре в Москве. Так же как и Андрей, имел много учеников, а его рисунки использовались в качестве «образцов» другими художниками. 


Тропарь Святому иконописцу Данииилу Черному (Радонежскому)

В тебе, отче, известно спасеся еже по образу: приим бо крест, последовал еси Христу, и дея учил еси презирати убо плоть, преходит бо, прилежати же о души, вещи безсмертней. Темже и со ангелы срадуется, преподобне Данииле, дух твой.
 

http://rozamira.ucoz.ru/

https://img-fotki.yandex.ru/get/66659/184129374.30/0_130f8a_92ffea5_orig

https://www.litmir.net/

http://culture-art.ru

http://www.nasledie-rus.ru

 http://icon.cerkov.ru/sviconopis/

http://days.pravoslavie.ru/Trop/IT1375.htm

http://www.pravenc.ru/text/171187.html